Книга галины корниловой наш знакомый бумчик

Лучшие книги детства : Галина Корнилова. Наш знакомый Бумчик

Автор этой веселой и очень доброй книжки расскажет вам про одного своего знакомого. Зовут его Бумчик, с виду он мальчишка как мальчишка, волосы. Галина Петровна Корнилова родилась 21 июля года в Москве. Окончила МГПИ им. Автор книг прозы: Большие дома. М., ; Прогулки в полночь. М., ; Наш знакомый Бумчик. М., ; Музыка в Скатертном переулке. Корнилова Галина. Наш знакомый Бумчик. | Детская лит-ра: Проза отечественных авторов (Цена: Загрузка книг проводится ежедневно в 3, 9 и 23ч.

Все поступления Новые отзывы astika о книге Невеста по службе - А. Может история и миленькая, но слишком примитивная. Любовь у героев возникла с первой же встречи, никакой интриги и преодоления препятствий, никаких переживаний и страданий от понимания пропасти в социальном статусе регент межгалактической империи и полицейский сержантпо-моему и автор не подозревает о наличии этой пропасти.

Не понятно, к чему прицепить линию отношений героини с матерью.

Галина Корнилова. Наш знакомый Бумчик

Детективная часть ниже всякой критики, но здесь это и не важно. В общем, по моему, над книгой ещё работать и работать, а пока двоечка Оценка: Плохо 2 Zhanna 71 о книге Чуть-Чуть не так - Л.

Редко, по случаю, выпив больше чем предполагают приличия, я, по словам друзей рассказываю похожие истории. Читая на трезвую голову смогла осилить только 6 глав и часть эпилога.

Не пошло как то. Нечитаемо 1 NellielTu о книге Краткий курс магического права - А. Какаято кашица Другие книги автора больше понравились.

Неплохо natalanska о книге Кукла для мажора - О. Читается легко, но в конце как-то всё быстро, быстро надо всё завершить и приписать ещё что-нибудь. LudaKniga о книге Трофей для Герцога - Е. Тем более что ждать оставалось недолго, возможно, что к четырем дамам с цветами присоединится еще одна, и именно ее они ждут. Я подошла к своей колонне в тот момент, когда из глубины платформы шли мне навстречу сразу две женщины с цветами в руках и при этом - совершенно одинаковые. Из-под черных беретов на худые щеки падали серые с проседью прямые волосы.

Узкие их личики были украшены остренькими носами и совершенно белыми ресницами. Из-под полы их прямых черных пальто выглядывали клетчатые черно-белые юбки. Отличить этих женщин одну от другой можно было лишь по цветам, которые они несли в руках.

У той, что шла ближе ко мне, в руках был букет зеленовато-розовых пушистоголовых цветов, которые я тотчас узнала. У меня в саду росли такие. Зато связанные в букет цветы второй женщины-близнеца мне были незнакомы. То есть видеть мне где-то их приходилось, а вот название оставалось неизвестным. То были очень крупные малиновые ромашки с отогнутыми назад лепестками и выступающей вперед пушистой серединкой.

Обе дамы в черном так энергично двигались вперед, что я поначалу решила, что они - посторонние и никакого отношения не имеют к тем на скамейке, но я ошиблась. Едва близнецы поравнялись со скамьей, то сразу же резко свернули к ней и, спугнув двух девчушек с ранцами за плечами, уселись на торцах, далеко друг от друга.

Последовав за ними в попытке услышать то, о чем говорят дамы между собой, я смогла лишь разобрать что-то вроде короткого приветствия, брошенного одной из близняшек сидящим. А потом опять женщины погрузились в молчание. Или они все, - размышляла я про себя, - плохо знают друг друга, или же наоборот, устали от разговоров друг с другом где-то в другом месте.

Но кто они и что их, всех шестерых связывает? Вышедшие на пенсию сотрудники одного и того же учреждения? Или просто мало знакомые люди? И всех шестерых собрала здесь одна и та же, неизвестная мне причина Я вдруг увидела торопливо шагающую по перрону женщину в кожаной потертой куртке с мальчишеской стрижкой и юбкой выше колен. Губы, брови и волосы - все было старательно подкрашено, но ее походка - она, казалось, двигалась на высоких каблуках с большим трудом, - подчеркивала ее почтенный возраст.

Разумеется, я не обратила бы на нее никакого внимания, если бы не ярко-красные розы, которые она несла перед собой с некоторой торжественностью. Женщина плюхнулась на скамейку с нее поднялись в эту минуту два мужчины, заслышавшие шум поездачто-то пробормотала и, как мне показалось, сбросила с ног туфли. Она сидела спиной ко мне, и я могла лишь видеть ее коротко выстриженный затылок с плохо прокрашенными волосами Я все еще торчала в нескольких шагах от них у своей колонны, но теперь меня здесь удерживало не одно любопытство.

Проведя здесь, на станции метрополитена достаточное время, я успела испытать самые разные чувства при виде внезапно появляющихся женщин с цветами. Я почувствовала умиление, когда увидела самую первую даму с гладиолусами. И, наконец, мною овладела растерянность. Именно тогда, когда в двух шагах от себя я заметила еще одну женщину, медленно, с достоинством шествующую к скамье.

Но и сейчас тонкие черты ее лица, покрытые легкой сетью морщин, были красивы. К тому же, одета она была на редкость элегантно. Она несла перед собой легкую, похожую на дымку гипсофилу. А после этого снова все дамы на скамейке погрузились в молчание. Удивительным показалось мне и то, что люди, спешившие к выходу, не обращали на скамейку с дамами никакого внимания.

В отличие от меня все они, вероятно, ничего странного в этом не замечали. Вдоль платформы, волоча ноги, прошагал смуглый нерусский мальчик, певший негромко гортанную песню на неизвестном языке.

  • Наш знакомый Бумчик
  • Наш знакомый Бумчик
  • Корнилова наш знакомый бумчик с иллюстрациями и приказ мз рф 229 от 27 06 2001

На груди у него на веревочке, перекинутой через шею, висел плакатик из картона, на котором было написано: В то время как на скамейку, густо заставленную дамами с цветами, никто из спешащих людей даже не взглянул. Ребристый выступ колонны порядком резал мне плечо. Я оттолкнулась от него и медленно прошлась по платформе. У лестницы, ведущей из подземелья наверх, я сверила время своих часов с теми, чей светящийся циферблат висел прямо над входом-въездом в туннель.

Когда оттуда с ревом выносился поезд, и всё вокруг начинало мелко дрожать, всякий раз казалось, что горящие часы сорвутся и упадут как золотая звезда с неба прямо на крышу несущегося состава.

Скоро я зашагала в обратном направлении, почему-то отчаянно надеясь, что за время моего отсутствия скамейка между колоннами опустела или, же на ней расселся теперь совсем другой народ, поджидающий поезда, а не неизвестно. Дамы с цветами чинно сидели на своих местах, тихо шелестел в их руках целлофан, которым были обернуты цветы, и единственным изменением, случившимся за время моего отсутствия, было появление на скамейке еще одной особы, расположившейся возле красотки с гипсофилой.

То была здоровая тетка с небрежно закрученным на затылке пучком седых волос, в вязаной чрезвычайно растянутой кофте бежевого цвета. На ее темной бесформенной юбке виднелись следы чего-то недавно пролитого, белесые крупные пятна. Я видела, как она плюхнулась на скамейку рядом с красавицей, и, чтобы получше разглядеть девятую, повернулась и прошла рядом с ними у самого края платформы.

Ее огрубевшая кожа позволяла предположить, что она много времени проводит на воздухе.

Галина Корнилова. Наш знакомый бумчик г. (торги завершены #)

Я успела также заметить вылезающие из-под мешковатой юбки ее ноги в клетчатых расшлепанных тапочках - могучие бревна с отечными складками в области лодыжек. Если бы в последний момент не увидела завалившийся за ее широкое бедро на шершавом стебле подсолнух с чуть привядшими лепестками. Шли, топоча по мрамору, толпы пассажиров, с шумом вырывались из черных дыр туннелей поезда - от чего сразу же начинали трепетать цветы в руках дам и поскрипывать их целлофановые обертки - а эти девять все еще неподвижно и безмолвно сидели на своих местах, не поднимаясь и не спеша туда, где их давно ждали и уже заждались.

Странным мне казалось и то, что сами они не только не разговаривали друг с другом, но, казалось, не обращали ни малейшего внимания на окружающих. Словно бы они были чем-то невидимым отделены от всего того, что происходило вокруг На октябрьские застывающие деревья, вот на что они были похожи.

Я вдруг вспомнила свой путь сюда - от дома до метро, по тротуару, осененному деревьями. Тополя, клены и липы, целые заросли деревьев были не только частью моего района, но и частью моей жизни. Целых полгода деревья были во всем с нами заодно.

Но теперь, когда я шла мимо них, пытаясь поймать их приветливый взгляд, услышать одобряющий шелест, у меня ничего не получалось. Отрешенные, неприступные, погруженные в себя они, ничего и никого не замечая, стояли на холодной земле и сбрасывали последние свои листья.

Мимо меня из-за спин прохожих к скамье вдруг скользнула маленькая, похожая на мышку старушка.

Наш знакомый Бумчик

Одетая во все черное, с темным платочком на голове, она примостилась на последнем, никем еще не занятом месте на скамейке. Никаких цветов у нее в руках я не заметила, но через минуту, приглядевшись, увидела заткнутую за отворот воротника черного пальто корявую веточку зональной пеларгонии - домашнего цветка с сиротливо торчащими бледно-розовыми лепестками на конце.

Теперь их было ровно десять. Цветочные дамы, наконец, заполнили скамью целиком. Между тем они продолжали сидеть в полном молчании и, по-видимому, не собирались трогаться с места. Та же самая смутная тревога, которую я ощутила утром, проходя мимо деревьев, вновь охватила.

Сквозь тонкий рукав плаща пробился и пополз от плеча вниз металлический холод колонны, о которую я так долго опиралась. Гул летящих поездов слился в моих ушах в непрекращающийся дикий вой какого-то животного. И еще этот ветер Но что я здесь вообще делаю?